Спор мужа и жены из романа И. Калашникова «Жестокий век» (1978).

Простые жизненные ценности Тайчу-Кури против жадности жены

– Ну, Тайчу-Кури, ты совсем ворчуном стал! Не сидела я в юртах. В курень пришел караван сартаульских торговцев. Чего только не навезли! – Каймиш вздохнула.- Какие котлы! Жаром горят, а по краям ободок рисунчатый.

– Главное, Каймиш, не котел, а то, что есть в котле…

Плоским каменным бруском Тайчу-Кури стал править лезвие ножа, сточенное до половины.

– И ножи у них есть большие, маленькие, широкие, узкие – какие хочешь. Оправлены бронзой, серебром, даже золотом.

– Каким бы ножом ни резать мясо, вкус не изменится. Разве этого не знаешь, жена моя Каймиш?

– Ножи и для работы нужны.

– Кто не умеет ничего делать, для того нож и с золотой рукояткой бесполезен.

– Какие ткани у них! Есть простые, есть шелковые. И всяких-разных цветов. На весеннем лугу столько красок не бывает. – Каймиш разгладила на коленях полу своего халата из дымленой козлины, склонила голову на одну сторону, на другую.

– Примеряешь? – ехидно спросил Тайчу-Кури.

– Что? – Каймиш покраснела, встала.

– Ты красный шелк бери. Далеко будет видно – Каймиш идет, жена Тайчу-Кури, человека, делающего стрелы для самого хана Тэмуджина.

– До чего же ты любишь шлепать своим языком, Тайчу-Кури! Кто тебя не знает, скажет: он глупый, этот человек, делающий стрелы-для хана Тэмуджина. – Помолчала, задумавшись. – А может, ты глупый и есть?

Перестав ширкать камнем по лезвию ножа, Тайчу-Кури виновато глянул на жену.

– Обидел я тебя? Ну, бери все, что у нас есть, и купи, что хочешь. Я же шутил.

– А что у нас есть? Овчинные шубы да войлок под боком! Уж не на эти ли выменяешь шелк?

– Есть еще овцы. И кони…

– Не овцы им нужны, не наши колченогие кони. Они меняют на мех соболей, белок, лисиц, на серебро и золото. Наш Судуй носится с Джучи за кабанами да дзеренами. А много ли толку? Один сын – и тот…- Каймиш плеснула в котел воды, толкнула его к огню – прижгла палец, сунула в рот.

Тайчу-Кури взял палку, начал сгонять ровную тонкую стружку.

– Сыновей надо было больше рожать. Одного послала бы на охоту, другого – на войну с найманами, третьего – на войну с меркитами, четвертого – на тангутов. Завалили бы тебя мехами, шелками, серебром… И звали бы тебя не просто Каймиш, а Каймиш-хатун. И не сосала бы палец, обожженный у очага. Сидела бы в своих шелках и соболях вон там, под онгонами, покрикивала на молодых рабынь.

Белая струйка стружки текла по синеватому лезвию ножа, скручиваясь, падала на колени Тайчу-Кури. Понемногу палка становилась ровной и круглой. Пес подполз к нему, лег, вытянув передние лапы, следил за руками хозяина умными глазами. Тайчу-Кури вздохнул.

– Огорчила ты мое сердце сегодня, Каймиш. Я-то думал, ты довольна тем, что у нас есть.

– Мне за тебя обидно стало, Тайчу-Кури. – Она принесла стегно мерзлого мяса дзерена, разрубила на куски, спустила в котел. – Ты вот везде и всем твердишь – в одежде хана вырос. Оберегал его, спасал его. Тэмуджин, Тэмуджин… С языка не сходит. Можно подумать, что и родил-то его ты… А что получил от хана ты и что получили другие? Джэлмэ и Субэдэй пьют с ним из одной чашки. Сорган-Шира, его сыновья Чимбо и Чилаун стали нойонами, у них и белые юрты, и стада, и резвые кони. А к тебе хан Тэмуджин несправедлив!

– Нет, Каймиш, это ты несправедлива к хану Тэмуджину! Мне он дал много. Сижу в своей юрте, ты рядом, котел мяса варится. Я бы мог, как Чимбо, Чилаун или Чаурхан-Субэдэй, рубить врагов мечом.- Покосился на Каймиш – не рассмеется? Нет, сидит задумавшись. – Но мне это не нужно. Я не хочу этого. И я радуюсь, что Судуй пока не ходит в походы. Ты помнишь меркитский плен? Неужели ты хочешь, чтобы наш сын хватал за волосы и приторачивал к седлу, убивал стариков и старух?

– Ну что ты говоришь, Тайчу-Кури! Не надо говорить этого! – Словно чего-то испугавшись, Каймиш села с ним рядом, прижалась головой к плечу. – Ты у меня неглупый. Это я глупая. Не надо мне ни шелков, ни медных котлов, ни чаш из серебра… Прожить бы так, как сейчас живем, до скончания дней…

– Проживем, Каймиш.