​​Я помню

​​Я помню

Я летом подрабатывал сторожем в лагере для детей. Наш завод имел лагерь для детей сотрудников. Все желающие могли работать там. Постройки деревянные, старые, но жить можно. Всё собирались отстроить новые корпуса, но с этой перестройкой, завод концы с концами еле сводил. Но путевки для сотрудников завода, были бесплатными. Все было замечательно. Отдыхала последняя, третья смена. Я ночью обходил территорию, почувствовал запах дыма. Сразу бросился к постройке. Из деревянного здания, сочился дым. Мой крик в тихой ночи, прозвучал как выстрел. Сразу в нескольких корпусах зажегся свет.

Люди бежали в мою сторону, кто-то помчался вызывать пожарных и скорую помощь. Случилось несчастье. В одном из корпусов начался пожар. Самое страшное, что вожатые закрыли детей на ключ, а сами ушли в соседнюю деревню. Такого еще не бывало, хоть кто-то должен был остаться. Замкнула проводка, все заволокло дымом. Я бросился к задымленному зданию. Детишки, те, кто не надышался дымом, били маленькими ладошками в окна, как мотыльки. Они были малы, чтобы понять, как действовать. Я кричал им, чтобы они отошли от окна, схватил урну и швырнул ее в окно. В комнату прорвался кислород, сразу вспыхнул огонь. Он змейкой побежал по шторам. Занавески плавились и опаляли детей. Ребятне бы выпрыгивать в окно, а они наоборот, как овечки столпились в углу комнаты, плача от боли и страха. Этот рев до сих пор звенит у меня в ушах. Деревянная постройка, вся объятая огнем, трещала. Стали падать перекрытия. Я пытался влезть в окно, меня оттащили от горящего корпуса. Персонал лагеря делал все, что мог, таскали ведра с водой, тянули шланги для полива. пытались выбить дверь. Все без толку. Приехали пожарные и скорая помощь.

Только спасать было некого. Пожарные обесточили корпус и залили водой. Двадцать детей погибли в огне. Когда мы вошли в здание, то, что мы увидели, повергло нас в шок. Многие дети так и лежали в своих постелях, они задохнулись дымом, их трупы были сильно обожжены. Группка детишек, которые пытались выбраться в окно, а потом отошли в угол, обнялись и лежали грудой, обгорелой плоти. В воздухе был омерзительный запах горелого мяса. Если это как-то, кого-то успокоит, наказали всех, кто был виновен. Я вроде не виновен в том, что произошло, но и я наказан. Я слышу эти крики до сих пор. Не могу никуда спрятаться. Моя душа разрывается на части. Запах дыма не могу переносить. Я не смогу этого забыть никогда.