​Браслет

Эта история произошла несколько лет назад, в небольшом городке. Дело было перед поминальным воскресеньем. Две подруги отправились утром на местное кладбище – убрать могилки умерших родственников, дело обычное. Примерно часа через два, изрядно уставшие, они шли по дорожке через погост. День был яркий и солнечным, щебетали птицы, в такой бы день хорошо было бы отправиться за город на вылазку. Одна из девушек, Таня, вдруг воскликнула: -Наташ, гляди, что там блестит! Наталья проследила за рукой подруги. Девушка показывала на свежую могилу, усыпанную траурными венками. Судя по табличке на кресте, здесь была похоронена девушка по имени Полина. Прожила она не много – двадцать лет, и была ровесницей подруг. Среди венков и впрямь что-то блестело, и не успела Наташа что-то сказать, как Таня подняла с могилы тонкий золотой браслет с плетением. -Вот дураки, дорогую вещь оставили на погосте!— Фыркнула Таня, и надела себе браслет на руку.— Какой красивый! Идем. -Ты что, нельзя так!— Испугалась Наташа. -Чего это? -Бабушка всегда нам говорила, что нельзя брать ничего с кладбища, плохая примета. Вроде как покойник потом придет за своей вещью.— Наташа попыталась вразумить бесшабашную подружку. -Ой, Натах, ты что, веришь в эти сказки?— Засмеялась Татьяна.— Чушь это, идем! -Ну…как скажешь.— Вздохнула Наташа, ежась от внезапного порыва ветра. Прошло около недели. Наташа заметно стала бледной, лицо осунулось. На вопросы подруги, о самочувствии, девушка уходила от ответа, ссылалась на простуду. Но потом не выдержала, прибежала к подруге посреди ночи, и начала плакать. Поначалу Наташа даже не могла понять в чем дело, кое-как приведя Таню в чувство, и выслушав ее сбивчивый рассказ, она поняла, что стало причиной слез подруги. Дня через три после посещения кладбища, Тане стал сниться один и тот же сон. Ей снилась симпатичная девушка, которую, как она знала откуда-то, звали Полиной. Девушка сначала просто просила Таню вернуть ей вещь, которую та у нее забрала, потом начала угрожать, а после и вовсе душить в сновидении. Но страшнее всего было то, что утром Таня обнаружила на своей шее синяки от рук Полины. Дальше – больше: Таня стала видеть девушку и днем. Рассказать кому-либо она побаивалась, справедливо считая, что ее сочтут сумасшедшей. Наташа вздохнула. Смысла говорить: «я же тебя предупреждала…» не было, дело уже было сделано. Она сказала: -Нужно вернуть тот браслет на место. -Господи, да вернула бы давно этот проклятый браслет, но не могу!— Таня уронила голову на кухонный стол, и зарыдала. -Почему же? Если боишься идти на кладбище одна, я могу пойти с тобой. -Чушь не городи!— Обозлилась подруга.— Я браслет этой чертовой Полине не могу вернуть потому, что у меня его нет! -Как? А где ж он? -Продала я его. -Кому? Надо выкупить! -Мужик какой-то дочке подарок хотел сделать, я разговор услыхала, и предложила купить у меня браслет. Я его не знаю, видела раз всего, рассчитались – и привет. Какой-то приезжий был, не знаю даже фамилии.— Объяснила Таня, всхлипывая.— Где его искать теперь? -Слушай, мой брат же в милиции работает, давай завтра с ним поговорим, он поможет, я уверена. Найдем того мужика, и выкупим. Они поговорили еще с полчаса, и Таня, успокоившись, ушла домой. Утро Наташи началось со звонка. Звонила сестра Тани, и всхлипывая, сообщила, что Татьяна ночью покончила с собой – повесилась в своей комнате, не оставив даже записки.